"Фаина"

Все разделы
Админ
2012-10-02 00:00:17
Рейтинг 1 2 3 4 5 (15) Спасибо за вашу оценку Вы уже оценивали этот рассказ
14614
Фаина, держа ремень большой сумки через плечо, вышла из здания аэ-ропорта и стала оглядываться, решая, что же ей теперь делать. Сняла с плеча ношу, поставила на тротуар. Открыла маленькую круглую сумочку, вынула пачку сигарет, не спеша закурила. Торопиться некуда.
Хорошо одетый мужчина лет сорока, импозантной внешности, вылез из только что остановившейся неподалеку от Фаины машины, обошел автомобиль и открыл дверцу, подавая руку некрасивой, начинающей седеть женщине в мешковатом зеленом костюме и в больших старомодных очках. Они поцеловались на прощанье, она что-то сказала, он поцеловал ей нежно руку. Она направилась к стеклянным дверям аэропорта, мужчина послал ей воздушный поцелуй и вернулся к автомобилю.
Фаина усмехнулась при виде этой трогательной сцены.
Женщина повернулась и тоже послала ему воздушный поцелуй. Он с любовью помахал ей рукой и сел в автомобиль, предварительно убедив-шись, что она скрылась в здании аэропорта. Фаина равнодушно повер-нулась в другую сторону.
Автомобиль с импозантным мужчиной остановился возле нее.
-- Привет, -- сказал мужчина, опустив стекло. -- Могу ли я что-нибудь для вас сделать? -- опытно улыбнулся он.
-- Нет, спасибо, -- ответила Фаина.
-- Вы местная? -- поинтересовался он.
-- Нет, китаянка, -- съязвила Фаина.
Он рассмеялся.
-- Насколько я понимаю, вы ждете автобус? -- не унимался он.
-- Совсем нет, -- заявила Фаина и потянулась на носках, якобы высмат-ривая нет ли автобуса на подходе.
-- Я сейчас возвращаюсь в город... -- начал он.
Фаина сделала вид, что заинтересовалась и шагнула к автомобилю.
-- А куда именно? -- спросила она.
-- Куда вы скажете, -- последовал немедленный ответ. -- Надеюсь, вы видели Донецк и пригороды...
-- Их все видели, -- оборвала она. -- Невероятно скучно.
-- Тогда, может быть, поедем ко мне? Мы с вами выпьем!
Фаина улыбнулась и бросила сигарету.
-- Это прекрасно, -- сказала она и нагнулась за сумкой.
Фаина ни на секунду не обольщалась насчет сего достойного мужчины -- от нее ему требовалась отнюдь не беседа на отвлеченные темы.
Выпрямившись, она заметила, что из здания аэропорта выбежала женщина в зеленом костюме, которую только что проводил мужчина. Но сообщать неверному супругу об этом немаловажном факте она не стала, села в автомобиль и улыбнулась соблазнителю радушно. И еще раз обернулась -- женщина тоже заметила, что Фаина села в автомобиль ее мужа и от удивления открыла рот. Вид у нее был чрезвычайно глупый -- отметила Фаина и захлопнула дверцу автомобиля.
-- У меня сегодня случайно выпал свободный день, -- продолжил пар-тию элегантного соблазнителя мужчина и тронул автомобиль с места. -- Так уж получилось, что я только что проводил своего шефа в Киев...
-- Как удачно, -- улыбнулась Фаина и вновь обернулась.
Женщина бежала за автомобилем. но мужчина не смотрел назад, он радовался удачно пойманной золотой рыбке, понимая, что еще надо по-стараться, чтобы она не сорвалась с пока еще ненадежного крючка.
Машина вывернула на дорогу, ведущую на главное шоссе. В зеркаль-це заднего обзора Фаина видела, как потерявшая надежду остановить автомобиль супруга обманутая жена, видно опоздавшая на самолет, су-матошно пытается поймать такси. Фаина довольно откинулась на мягком сиденье и улыбнулась мужчине.
Он вел автомобиль умело и уверенно -- почти на предельных скоро-стях. До его особняка в "Долине Бедных" на противоположной от аэро-порта стороне Донецка было довольно далеко, и соблазнитель опасался, что чем дольше путь, тем больше шансов, что жертва передумает и попросит высадить ее где-нибудь. "Хотя почему "жертва"?" -- поразился он ходу собственных мыслей. У него наверняка достанет такта и умения, чтоб она не ушла обиженной.
Так удачно начавшееся приключение в первый же час долгожданной свободы привели его в великолепное состояние духа. Он еще раз бросил восторженный взгляд на сидящую рядом девушку и, от переполнявших его чувств, несколько фальшиво замычал фривольный мотивчик. Перехватив боковым зрением ее удивленный взгляд, он смутился и замолчал. Решил загладить свою промашку, спросил:
-- Вы любите музыку? У меня дома большая коллекция дисков -- на все вкусы.
-- Мы едем слушать музыку? -- деланно изумилась она. И добавила без малейшего стеснения: -- А я-то думала, что мы будем заниматься любо-вью.
Он сглотнул накативший ком, смутился окончательно и пробормотал:
-- Да... Конечно... Это я так...
"Она что, с луны свалилась такая? -- подумал он с некоторым раздраже-нием и вновь на мгновение оторвался от дороги, чтобы еще раз оценить ее внешность. Она завлекающим жестом расстегнула молнию на красной куртке и, полуобернувшись к нему, чуть подалась, выпятив стянутые тонкой футболкой холмы возбуждающей груди. Он чуть не застонал от предвкушения. -- Впрочем, мне с ней в церковь не ходить, а тело у нее, как у Афродиты!" -- решил он и ловко вписался в поворот, обогнав медлительный грузовик.
Наконец автомобиль подкатил к его тихой зеленой улочке. Автомобиль нырнул в нее, миновал несколько роскошных особняков и остановился около высоких чугунных ворот. Мужчина вышел, чтобы открыть их. Фаина осмотрелась. По обеим сторонам улицы тянулись высокие за-боры из солидного, чуть сероватого камня. Метров через семь от ворот улица делала резкий поворот, и что там было впереди оставалось загадкой. Она посмотрела на чугунного литья ворота. Аккуратно выложенная плиткой аллейка за воротами тоже сворачивала в отдалении и плотная стена зелени по обе стороны скрывала от нескромных взглядов дом. Девушка скучая достала сигарету и закурила. Вряд ли сегодняшний день добавит ей новых ощущений, но не попробовав не узнаешь. К тому же интересно поглядеть его реакцию на каверзный вопросик, что она приготовила ему на десерт.
Он сел в кабину, проехал ворота, хотел снова вылезти и закрыть их, но девушка подарила ему такую улыбку, что мужчина не выдержал и с силой нажал на педаль газа. Он услужливо открыл дверь и протянул ру-ку, стараясь поразить галантными манерами. Фаина вздохнула и взялась за ручки сумки. Он тут же подхватил сумку и сделал приглашающий жест рукой, улыбаясь горделиво:
-- Вот моя скромная обитель.
Фаина присвистнула якобы показывая свое восхищение. Собственно, ему есть чем гордиться, но ей было наплевать, как на дом, так и на его гордость. Перед красивым двухэтажным особняком располага-лась большая площадка, на нее вели четыре широких ступеньки. Посре-ди площадки красовался летний круглый стол и два легких плетеных кресла. Фаина подошла к одному из них и села.
-- Жарко, -- заявила она. -- Посидим здесь.
Он растерялся.
-- А ты не хочешь посмотреть мои апартаменты? -- спросил он.
-- Нет, -- посмотрела она на него чистыми глазами. -- Принесешь что-нибудь выпить?
-- Да, да, конечно, -- пролепетал он и поставил ее сумку рядом с крес-лом. -- Я быстро.
Он торопливо прошел в дом, сбросил пиджак и, пританцовывая, приго-товил два коктейля. Ей он налил джина побольше -- на всякий случай.
-- Я сейчас подойду, -- крикнул он в сторону дверей, кладя в коктейли лед. Поставил бокалы на серебряный поднос, подошел к зеркалу и при-дирчиво осмотрел себя. Пригладил волосы и расправил выпятившуюся на начинающем расти брюшке, рубашку. Расстегнул воротничок, снял галстук. Довольно улыбаясь, держа в руках словно заправский официант поднос с высокими бокалами, он вышел в сад. И остановился на пороге удивленный. Кресло стояло спиной к дому, он видел лишь ее темные каштановые волосы над плетеной белой спинкой. Но рядом с креслом, на огромной коричневой сумке, лежала вся одежда девушки -- горку тряпок венчала ее футболка. Он мгновенно вспомнил, что лифчика она не носит, облизнул ставшие неожиданно сухими губы и двинулся к столу.
Фаина лежала, откинувшись в кресле, подставив лучам солнца свое изумительное, ровно загорелое тело, цвета подрумянившегося хлеба. На ней были надеты лишь узкие красные плавки. Увидев его, она улыбнулась. Он протянул ей бокал.
-- А что это такое? -- спросила она, взяв коктейль.
-- Красное -- компот, а остальное -- секрет, -- интригующе ответил он.
-- Секрет? -- улыбнулась она. -- Надеюсь, ничего возбуждающего?
-- Будем здоровы, -- вместо ответа поднял он бокал.
Они чокнулись и пригубили коктейли.
Он сел в кресло рядом, не сводя глаз с ее тела. Она улыбнулась ему и вновь откинула голову на спинку кресла, закрыв глаза.
-- Меня зовут Тимофей Павлович, -- представился он, завязывая свет-скую беседу. --
А тебя?
-- Екатерина, -- не открывая глаз, сказала она. -- Екатерина Трофимова из Артёмовска. -- И добавила игриво: -- Друзья зовут меня просто Кэт, Катя.
-- Катюша, -- пробуя на слух ее имя, повторил он. -- Ты наверно мане-кенщица?
-- С чего ты решил, что я работаю манекенщицей? -- поразилась девуш-ка и повернулась к нему.
-- У тебя такое восхитительное тело, -- сделал он неуклюжий компли-мент. -- И если тебе нужна работа фотомодели в Донецке, то у меня есть контакты и...
-- Как удачно -- равнодушно сказала она.
-- Ну почему же нет? -- обиделся он.
Она посмотрела на него своими черными бездонными глазами. Отметила, как вздулись у него брюки на ширинке.
-- Ты слышишь, как у меня бьется сердце? -- с придыханием произнесла Фаина.
-- Просто как сумасшедшее, попробуй.
Он нерешительно протянул руку к ее груди и робко положил ладонь не-сколько выше левого коричневого овала соска. Она взяла его поросшую черными волосами руку и уверенно опустила вниз, чтобы его пятерня полностью обхватила упругий и в то же время податливый бугор груди.
-- Да, -- подтвердил он, не зная что и сказать. Эта девица не укладыва-лась ни в какие привычные ему схемы. Он не понимал как себя с ней вести.
-- Это оно из-за тебя так бьется, -- томно сказала она.
-- А-а... э-э... -- промямлил он, словно не многоопытный муж, а без-усый девственник. -- Так ты значит возбуждена?
-- Ласкай меня, -- глядя ему в глаза, произнесла она.
Дважды повторять ей не пришлось. Он жадно, даже немного грубо про-вел рукой по ее груди, потом опомнился и уже медленно склонился к животу, погладил пальцами по красным трусикам в треугольничке кото-рых был вышит кораблик с полосатым парусом и желтая морская звезда рядом. Тело его била непроизвольная похотливая дрожь. Он спустился до точеного колена левой ноги, опять поднялся к вожделенному кораб-лику. Она притворно-страстно вздыхала, но он был в состоянии, когда различить фальшь уже не возможно.
-- Поцелуй меня, Тимоша, -- сказала она, тонко поддразнивая его, ибо знала, что произойдет в самом ближайшем будущем. Ей хотелось довести его до состояния крайнего возбуждения. Он не ожидал такого быстрого развития событий и послушно потянулся к ней вытянутыми трубочкой губами.
-- Ты женат? -- неожиданно спросила девушка. Как опытный укротитель она решила чуть натянуть поводок. Он остановился в своем движении к ее губам и задумался.
-- Да, -- наконец ответил он. -- Можно сказать, что женат. Но это... -- он задумался, подыскивая подобающие слова, -- так сказать, услов-ность. -- Сделав чистосердечное признание, он вновь потянулся к ней губами.
-- Это хорошо, -- удовлетворенно констатировала девушка. И задала ему следующий вопрос: -- И ни один из вас не ревнует?
-- Я настоящий плэйбой, -- заявил он горделиво. -- И теперь я свободен, как птица. -- Он настороженно ждал еще вопросов, а тело его тянулось к ней.
-- Хочешь поцеловать меня в животик? -- спросила она.
Он посмотрел на нее и склонился над ее телом, губами лаская загорелую кожу живота и стягивая аккуратно ее красные трусики. Девушка не сопротивлялась, напротив -- чуть приподнялась в кресле, чтобы он беспрепятственно мог выполнить желаемое. И чуть раздвинула ноги, чтобы ему было лучше видно ее интимное естество. Он почувствовал что не может медлить более ни мгновения, оставил ее трусики на щиколотках, рука его потянулась к брюкам, чтобы освободить скорее свое мужское достоинство и вонзить в эту лакомую, манящую плоть. Приближался кульминационный миг -- прекрасный, таинственный и восхитительный. Вершина наслаждения, дарованного природой мужчине и женщине.
-- Она опоздала на самолет, между прочим, -- равнодушно сообщила Фаина и закрыла глаза. Ей стало нестерпимо скучно.
-- Кто? -- не понял мужчина, досадуя, что его в такой момент отвлекают на какие-то незначительные пустяки.
-- Твоя жена, -- улыбнулась девушка, словно речь шла о вчерашнем футбольном матче.
-- Что?! -- вскинулся он, словно на его глазах прекрасный особняк, ко-торым он так гордился, проваливается в тартарары. Что, собственно, было близко к истине, в случае, если она говорит правду.
-- Она опоздала на самолет, -- уверенно повторила Фаина.
-- Опоздала на самолет? -- в ужасе переспросил он. -- Ты что ее видела?
-- Она бежала за нами, -- Фаина постаралась произнести это бесстраст-но, но внутренне наслаждалась пикантной ситуацией.
Он мгновенно потерял свой импозантный самоуверенный вид. Непод-дельный страх перед возможным объяснением с благоверной супругой отразился на его холеном лице с седеющими висками.
-- Боже мой! -- вскочил соблазнитель на ноги. -- Она наверное скоро будет здесь. -- Он нервно стал собирать ее одежду в охапку.
-- Ты же сказал, что свободен как птица, -- напомнила Фаина насмешли-во.
Но неверный муж, оказавшийся перед угрозой скорого разоблачения, был не в состоянии оценить ее тонкий юмор. Он схватил девушку за ру-ку и рывком поднял с кресла.
-- Скорее, скорее! -- торопил он ее, ведя в дом.
"Может, еще обойдется!" -- не очень-то уверенно уповал он на счастли-вый случай. Сейчас он ее спрячет в кабинете, а потом тихо выведет че-рез черный ход. Бесплодная болезненная эрекция заставила его мучи-тельно застонать.
-- Ты же сказал, что вы не ревнуете друг друга, -- обиженно скорчи-ла капризную гримасу Фаина, нехотя повинуясь его настоятельно-му подталкиванию к дверям дома..
-- Она ревнует. Она из меня шашлык сделает, если увидит тебя здесь. Скорее! Они скрылись в доме.
Вовремя, так как он услышал вдалеке пронзительный голос ревнивой жены:
-- Тимоша! -- Она бежала по аллее, держа руку на вздымающейся от волнения груди. -- Тимоша!
Он подтолкнул Фаину к лестнице, ведущей на второй этаж, в его каби-нет:
-- Подожди меня в кабинете. Я потом все объясню. Только не выходи от-туда, христом господом заклинаю! -- Взмолился он и сунул ей смятую в спешке одежду и тяжелую сумку. Кроссовки Фаины с грохотом упали на пол, он в сердцах чертыхнулся, но понадеялся, что она сама справится и поспешно выскочил из дома. Он наивно полагал, что девушка вряд ли захочет попадаться на глаза женщине, с супругом которой столь безза-стенчиво флиртовала.
На круглом столе красовались два бокала с коктейлями безжалостно выдавая его. Он схватил со стола один из двух стаканов и торопливо спрятал под кресло вопиющую улику.
Из-за поворота аллеи показалась запыхавшаяся супруга. Он выпрямил-ся, сделал радушное лицо любящего супруга и воздел к ней навстречу руки.
-- Тимоша! -- вновь воскликнула она и остановилась, переводя дыхание.
-- Дорогая, -- сделал он удивленное лицо. -- Почему ты не улетела?
-- Отложили рейс на четыре часа -- Борисполь не принимает, -- объяс-нила супруга и тут же перешла в лобовую атаку: -- Что за девица встре-чалась с тобой в аэропорту? Где она?! -- от злости женщина сжала кула-ки и походила на разъяренную фурию.
-- Какая девица встречалась со мной в аэропорту? -- сыграл оскорблен-ную невинность супруг. -- О чем ты говоришь, дорогая?
-- Ах о чем? -- возмутилась его жена. -- О той вертихвостке, что села в нашу машину. И не отнекивайся -- я видела собственными глазами! Где она?
-- Ах ты, о той девушке! -- очень правдоподобно хлопнул он себя по лбу. -- Ну, подвез...
-- Где она?!
-- Да откуда я знаю! Вылезла на Университетской, -- без зазрения совести солгал он.
Солгал убедительно. Либо ей очень хотелось поверить в правдивость его слов. Но холодная рука ревности стала отпускать закравшееся со-мнение в его супружеской верности.
-- Ты ее просто подвозил, Тимоша? -- примирительно сказала она, под-ходя к
мужу и взяв его за руку.
-- Конечно, Любочка -- ответил он, внешне оставаясь спокойным, но сердце его стучало по ребрам, как попавший в смертельную западню дикий зверь. Чтобы скрыть это от супруги он сам перешел в наступление: -- А ты засомневалась во мне, дорогая? Да разве я подавал когда-либо повод для этого?
Она почувствовала себя виноватой и смутилась. Мчалась на такси через весь город, представляла картины одна срамнее другой, а он благопри-стойно вернулся домой, один и, наверное, беспокоился, как она себя чувствует в воздухе. А эта девица -- всего лишь случайная попутчи-ца. Она хотела сказать мужу что-нибудь приятное, чтобы загладить свое оскорбительное, беспочвенное обвинение, но в этот момент из дверей дома вышла Фаина. В одних плавках и черных очках.
В руке Фаина держала свою огромную сумку, меж ручек которой были аккуратно сложены джинсы, футболка и куртка, другой рукой закинула за спину кроссовки, держа их за шнурки. Ее обнаженные груди расска-зали обманутой женщине всю глубину нравственного падения ее мужа яснее любых слов.
Супруга вырвала руку из ладони мужа и отпрянула. Лишь невнятное мычание сорвалось с ярко и безвкусно накрашенных губ -- дар речи по-кинул ее. Ему тоже было нечего сказать -- более дурацкого положения он даже представить себе не мог. Ему оставалось одно -- достойно про-падать. Мурашки ужаса заставили спину выгнуться, на лбу выступил хо-лодный пот.
Проходя мимо изумленной супружеской пары, Фаина мило улыбну-лась неудачливому ловеласу:
-- Пока, плэйбой!
Они оба онемело смотрели на ее обнаженную спину и едва прикрытые узкими плавками такие соблазнительные ягодицы. Мужчина непроиз-вольно облизнул губы -- даже в преддверии семейного скандала он не мог не оценить их по достоинству. А ведь обладание ими было так близ-ко! Чертова погода в Борисполе, чертов аэрофлот, чертова девица -- знала и молчала! Ну попадись она ему еще раз -- завалит на спину без всяких предварительных разговоров!
Фаина, не оглядываясь, скрылась за поворотом аллеи, не спеша вышла к открытым воротам на улице и остановилась, чтобы одеться. Из глубины аллеи донесся оглушительный взрыв гневных тирад обманутой жены. Девушка довольно улыбнулась.
Фаина стала натягивать джинсы и вдруг в дальнем конце улицы пока-залась машина с привычной надписью сверху.
"Очень кстати", -- подумала Фаина и застегнула пуговку джинсов, чтоб не сваливались.
-- Такси! -- закричала она и подняла руку. Тугая грудь ее вздернулась к безоблачному небу.
Водитель высунулся в открытое окно кабины окно и, увидев коричневые овалы ее сосков, забыл обо всем остальном. То есть, что он сидит за рулем, а дорога делает поворот. Как результат -- врезался в высокий каменный забор. Хорошо, что хоть скорость невелика была.
Фаина поняла, что на этом такси она уже никуда не уедет и надела фут-болку. Таксист выскочил из кабины и первым делом посмотрел в каком состоянии мотор. Капот автомобиля был перекорежен, вокруг валялись осколки вдребезги вышибленных фар. Из-под смятого железа поднялась вверх невесомая струйка пара.
Водитель непристойно выругался, не обращая теперь никакого внима-ния на соблазнительную невольную виновницу аварии и расстроенно махнул рукой. Кроме себя самого осуждать некого, вот что обидно!
Наконец он сердито повернулся к незнакомке, чтобы высказать ей все-таки свое праведное негодование по поводу ее непристойного поведе-ния. Но она уже оделас и таксист увидел лишь затянутый в джинсы плотный зад удаляющейся по улице девушки.
-- Шлюха проклятая! -- бросил он ей вслед несправедливое оскорбле-ние, облегчив таким образом душу, хоть немного.
Но Фаина его не услышала...


Спасибо нашему автору alexolor@list.ru

Сюжет из к/ф "Греческая смоковница" ....

Ещё рассказы

Один день из многих

Жена лежала на спине, отдыхала. Ноги ее были слегка разведены в стороны, из пизды, густо поросшей черными курчавыми волосиками, вытекал тонкий тягучий ручеек из спермы Сергея, который минут пять назад бурно кончил в ее влагалище и теперь тоже лежал рядом , закрыв глаза и положив руку на голое бедро жены. Сергей – наш друг , с которым мы встречаемся уже пару лет. Отношения наши стали уже настолько близкими, что жена стала практически одной общей на нас двоих и семья наша стала состоять из трех ее членов. Часто мы и жили втроем по нескольку недель. Сергей иногда вместо меня забирал жену с работы, вместе они делали какие-то хозяйственные дела, мы вместе спали и ебли вдвоем жену. Иногда Сегей ебал ее один, особенно часто летом, когда был дачный сезон и мы подолгу жили на даче. Я в силу своей работы не мог так часто бывать на даче и они жили там одни по несколько дней подряд. Я получал немалый заряд положительных эмоций , когда приезжая на дачу заствал их голыми в постели, или в бане. Часто уже после секса с поникшим членом Сергея и расстраханной мокрой и влажно розовой писей жены. В этот раз мы были дома в квартире вчетвером , с нами был наш теперь уже общий друг Олег. Был выходной и мы лежали в постели, Сергей только что кончил и я уже собрался занять его место в писе жены, она была готова и раздвинула ноги шире. Блестящее отверстие влагалища томительно манило войти , но я сначала припал губами к ее половым губкам , блестевшим от спермы Сергея. Жена чуть-чуть вздрогнула издала тихий стон и раздвинула широко ляжки согнув ноги в коленях. Олег подошел к жене встал раком над ее лицом и опустив свой член в ее открытый рот стал с нарастающим темпом двигать им во рту. Жена охватив его член губами, жадно принялась сосать его , по ее подбородку потекли слюни , стекая на шею и на кровать. Она тихонько мычала. Я вовсю работал языком в ее мокрой писе ,и мои слюни ее соки и сперма Сергея тоже текли по моим щекам ее ляжкам и впитывались в простынь на кровати. Жена стонала. Потом мы с Олегом поменялись местами , но Олег вставил хуй жене в пизду и стоя на полу и опершись руками на кровать, нависнув над женой стал смачно ебать ее. Она же сосала у меня. Так мы ебли ее минут пять. Возбуждение нарастало, я чувствовал приближение оргазма, жена уже вовсю подмахивала попой навстречу члену Олега и он не выдержав, со стоном стал разряжаться спермой внутрь жены, его конвульсивные движения как бы проталкивали струи спермы глубоко в пизду , жена чувствовала это, чувствовала сперму в своей пизде, и волна оргазма накрыла ее , она тоже стала бурно кончать, выпустив мой член изо рта, громкие ее стоны заполнили всю комнату. Олег добивал ее влагалище спуская в него последние капли своей спермы и наконец вынул с свой мокрый член с которого еще капнула и вытянулась в ниточку капелька спермы. Жена поставила согнув в коленях ноги на кровать, положив ладони на груди и только тихо и часто дышала. Пизда была еще раскрыта, блестела еще сильней , и была такой же розовой , как после Сергея. Минуты через три из нее потянулась струйка мутной жидкости, которая стекая по ее промежности попала на простыню и стала образовывать увеличивающееся в размерах темное пятно под ее попой. Потому как жена кончила ,я не хотел ее трогать , пришлось додрочить свой член и с рычанием кончить ей на лицо , обрызгав ее лоб ,губы и щеки. После мы отдыхали, снова ебли жену, сначала прошлись по ней в миссионерской позе втроем по очереди, а потом уже каждый как мог и хотел. Жена конечно устала, ее пизда была полностью открыта и было впечатление , что у нее даже походка стала косолапой , когда она ходила около нас голая. А ее ляжки все время блестели и были мокрыми от нашей спермы и ее выделений. Так прошел выходной.

1 2 3 4 5
28702 citiv@rambler.ru

"Мародерская привилегия"

Стоял 1944 год. Советский союз находился в очень тяжелом положении. Немцы часто окупировали населенные пункты, вокруг городов ,однако, в ответ, получали партизанскии вылазки. _Отряд Клауса фон Гуферда вошел в деревню ровно в 6:00. Прекрасный пролесок из сосен окружал избы, недалеко рос камыш, дорога была плохая, проходящим солдатам приходилось топтать грязь. _Было тихо люди попрятались кто-куда. Некоторые успели убежать в лес. _Входили автоматчики затем четыре брони машины, самоходка с крупнокалиберным пулеметом. Солдаты методично заходили в избы и выводили всех мужчин. Под дулами автоматов группу из примерно двадцати человек подвели к оврагу. _-Немецкие сволочи! Фашисты! твердили некоторые сквозь зубы. _-Ненавижу! Обреченно бормотали другие. Когда все было готово на мотоцикле с коляской подъехал сам Клаус Гуферд. Капитан подошел к нему и отдал честь. _HI HITLER! _-Все выполнено по вашему приказу. Все найденные мужчины собраны здесь, мелкии сопротивления в двух домах - попытки обстрела были присечены с помощью осколочных гранат. _Красивая фашистская фуражка капитана очень шла к его высоким арийским скулам. Выправка выдавала в нем ученика элитной военной академии. Горящие глаза указывали на желание быстрей начать расправу. _-Очень хорошо, очень. Произнес довольно низенький человек в черной немецкой форме высшего офицерства. Он щурясь осмотрел пленных у оврага. И произнес по-немецки, видимо для окружающих солдат. _-Эти ублюдки сегодня получат свое. Эти проклятые партизаны второй раз взорвали проходящую здесь железную дорогу. В результате их мерзейшей выходки под откос пошел целый состав с горючим. Мы предупреждали их, что в случае диверсии проявим жестокость. _Теперь русские свиньи получат свое. _НАЧАТЬ! _Мощный пулемет на самоходке модленно повернули к пленным, они еще надеялись быть просто растреляными из стрелкового оружия, но теперь им стало по-настоящему страшно. Солдат на самоходке приподнял зловещую пулеметную ленту, патроны которой были размером с небольшой огурец. Начали стрелять, крупнокалиберный довольно медленно выплевывал почти прозрачные язычки пламени, послышались страшные вопли, мощные удары попадали в людей отрывая конечности , вот какому-то мужчине два выстрела попали в грудную клетку разорвав диафрагму, люди рвались на куски не успевая упасть, бризги крови от этой мясорубки долетели до Клауса. Пара капель упала на щеку, которую он брезгливо протер окуратным платочком, вышитым ему его заботливой фрау Гретой. Некоторые из толпы пытались выбежать, однако их тут же остонавливали автоматы солдат. Когда кровавое месиво закончилось, а пороховая дымка растворилась, куски тел лопатами згребли в овраг. Два солдата подошли и спокойно дострелили из пистолетов все шевелящаяся тела. _-Очень хорошо, подэтожил Клаус. Теперь заходите и насилуйте женщин и всех кого хотите! _После изнасилования убейте! Они надолго запомнят наше наказание! Ликовал он. _Повсюду послышались визги, мольба о пощаде и периодические выстрелы. _ Два друга-сослуживца вошли во вторую хату, того что они искали небыло в предыдущей, там они просто забили прикладами старуху. Здесь плакала тридцатилетняя женщина. -Не надо не трогайте меня! ревела она. Скромное убранство крестьянской лачуги было перевернуто. Какие-то плошки и чашки валялись. -Женщина испугано кричала. Пожайлуста! Пощадите! я тут одна! Вдруг вырвалось у нее. -Что? Гюнтер немного знал русский. Он судорожным взглядом обвел желтенький сарафан, явно не взрослого размера. В голове тридцатисемилетнего крепкого мужчины замелькало: вот она награда! Значит где-то здесь есть молоденькая девочка! Отрада за долгие недели марша и сырых акопов! Он ринулся в самый темный уголок в то время когда его напарник уже швырнул Ульяну, так звали женщину, на кровать. Она явно специально измазала лицо углем, но это ей не помогло, когда под сильным рывком Роберта, лохмотья на груди сорвались и на свет вывалились Две крупные налитые сиськи здоровой русской женщины. Роберт припал к большому розовому соску, а рукой лапал вторую грудь, сильно мня ее. Гюнтер посмотрел на это со злобной ухмылкой, Женщина начала кричать, когда Роберт стал спускать с нее трусы. -Вдруг откуда- то из под пола послышались всхлипывания. Как хищник на жертву Гюнтер бросился к полу. Нервозно неслушуящимися от страсти руками он нашел дверцу в подпол. И мгновенно открыл ее. Его взору открылась юная девочка лет 10 в старых лохмотьях сидевшая на корточках среди каких то банок. Он достал ее и усевшись к стене усадил ее на свои вытянутые ноги. Девочка была на редкость красива: большие светлые глазки, красивые густые светлые волосы были сплетены в две крепкие косички, курносый носик желтоватая нежная кожа, и очень стройные ножки. Она слегка хныкала. -Гюнтер стал на слабом русском успокаивать ее. -Не боятся, не обижу. -Как звать? -Олесей, всхлиповала девочка. -Почему там мама кричит? -Просто они там дружить так. Он гладил девочку по спине и голове, однако невероятное желание накопленное им за три недели давало о себе знать. Он с одной стороны испытывал жалость к этой чудной русской девочке, но вместе с тем животная похоть была сильней. Он начал лапать руками бедра деревенской малышки, Олеся не понимала что произходит и все говорила что-то о маме. Он разрываясь от похоти переложил ее на пол. И сразу полез лизать ее ножки. Она инстинктивно попыталась оторвать его, -Дядя, вы что! Это не прилично! Вы плохой! Гюнтер ее уже не слушал, общупав шелковистую кожу бедрышек и подколенных впадинок девочки он задрал подол платье абнажив белые девичьи трусики. Среди грязной, пропахшей порохом военной формы, грязного пола, эта виднеющаяся расщелина под трусиками звала как никогда, он начал лизать верх ляжек девочки, слегка касаясь низа трусиков, скрывающих его главную цель, будучи уже бешеным от похоти он решил завести себя еще сильнее, повернул непонимающую его девочку на живот и задрал подол снова, девочка слегка сочила ладными ножками, от чего круглая попка, призывно напрягалась. Гюнтер не веря своему счастю, дрожащими жилистыми руками приспустил ей трусики. Взгляд уперся в белеющие в полумраке щечки белой попки, между которыми была манящая щель. Он неистово припал к ней губами, целуя и мня гладкую попочку. Ниже между ногами виднелась розовая щелка. Он продолжал лизать. ВСЕ! Это было выше его терпение! Также как все пытки имеют болевой предел, есть и предел наслаждения. Он резким движением перевернул юное тело лицом вверх. Сорвал вниз последнюю преграду-трусики. ВОТ ОНА! Нежная голая пися, -маленькая щелка загадочно уходящая куда-то вниз. Ощупал безвлолсый лобок и приоткрыл пальцами юный розовый бутончик, в пыльный смрад поднялся аромат юного девственного влагалища, пьянящий запах молоденькой целочки о котором он мечтал так долго. Придавив ноги девочки он встал перед ней на колени, комотозными руками расстегнул ремень, приспустил штаны, трусы и освободил мощный угрожающий член. Изнемогая от желания проникнуть в девочку с косичками, немец, рывком приподнял ее переместив так что ее попка оказалась у него на бедрах, взяв Олесю за талию он приблизил юное тело к богровой головке, бешеными глазами он смотрел на пупочек девочки и на манящую щелку писи. Теперь он уверенно и сильно рванул Олесю к себе, головка под мощным давлением вторглась в детское влагалище. Ouch! Auch! Хрепел он, все глубже вонзая твердый, каменный член, Олеся визжала из глазок катились невынные слезки. Девичья пися была очень узкой для члена Гюнтера, не выдержав сложной позы он положил ее на пол, а сам, с силой навалился проталкивая жесткий арийский член в глубь нежной русской девочки. Хуй ни как не входил больше чем на треть. Он бешено ебал Олесю, а она уже не визжала а лишь постанывала с каждым движением. Вытаскивая с хлюпаньем окровавленный член почти до конца, Гюнтер силой загонял его обратно. Когда он был в ней он прижимал головку, массируя маточку белокурой девочки. Он чувствовал это великое превосходство над маленькой крепостью юной красавицы. Это прекрасное личико в слезинках, этот нежный животик, писенька, слегка согнутые стройные ножки, ВСЕ ЭТО МОЕЕЕЕЕЕ С этими мыслями, мощнейший гейзер мужества ударил в самую глубину Олеси. Он кончал и кончал, сперма уже выллилась на пол. Он все снабжал ее семенем. Эти десять секунд показались эму вечностью и мнгновением рая одновременно.

1 2 3 4 5
65319

Размер имеет значение? часть 3

Мы с Катей выпили ещё по рюмочке и закурили. - Спасибо Дима что удержался и не заставил меня задыхаться и кашлять.- выпустив дым, сказала Катя,- Мне было очень приятно доставлять тебе удовольствие, делая минет такому большому и вкусному твоему малышу. Я и сама кончила когда твоя первая струя ударила мне в глубь ротика. Понимаю что тебе хотелось бы насадить мой ротик по самый лобок, но потерпи мой родной, дай мне немного времени, и всё у нас получится.- Эти простые слова, сказанные Катей мне пробудили в моей душе жаркую волну нежности и благодарности. Протянув руки я обнял Катю и пересадил её себе на колени, крепко прижав к своей груди. Она обняв меня за шею, доверчиво прильнула ко мне и наши губы слились в жарком поцелуе. Наши языки порхали, лаская и облизывая друг друга, а дыхание участилось. Мы всё тесней прижимались друг к другу. Наши руки жадно блуждали по нашим телам, гладя и тиская все выпуклости. Одной рукой я гладил и мял тугую и упругую попочку моей тёщи, а второй нежно ласкал отверстие её ануса. Под лаской моего пальца, её сфинктер приоткрылся, гостеприимно приглашая во внутрь. Но поскольку и палец и попка были сухими, я не стал проникать в тёщин зад. Вместо этого я поднял её на руках и направился в свою комнату. Чувство охватившее меня было настолько сильным, что я чувствовал как кровь кипит в моих жилах. Мне сильно хотелось выразить Кате как сильно я хочу её, и в то же время доставить ей неземное наслаждение. Войдя с тёщей на руках в комнату, я уложил её поперёк кровати и рухнул на колени перед ней. Подтянув её поближе до края кровати, я широко развёл ей ноги, и подняв, прижал их к ней. Её руки я положил ей под коленки, а свои на внутреннюю сторону её прекрасных бёдер. Перед моими глазами предстала Катина прекрасная, чуть приоткрытая щелка. Сверху, под капюшёном, задорно глядел на меня её возбуждённый клитор. А под писькой влажно блестело коричневое отверстие ануса, призывно подрагивающее. Нагнув голову я припал своими губами к влажным и упругим губкам её пиздёнки. Катя испустила протяжный стон наслаждения, а я высунув язык, рьяно стал ласкать и вылизывать её сладкую, тонко и вкусно пахнущую, щель. Мой язык не знал усталости, то он проникал вглубь её влагалища, совершая круговые движения, то двигался по наружным губкам с низу аж до клитора, и тогда я засасывал его полностью себе в рот, одновременно лаская его языком. То опускал его на тугое колечко ануса, и преодолевая сопротивление сфинктера задвигал язык в попку Кати на всю длину. Сок обильно выделялся из её пещерки, но я не давал ему стекать по ляжкам, а успевал слизывать его, наслаждаясь пряным и терпким вкусом. Стоны Катюши слились в сплошную какофонию. - О Боже, как хорошо,- стонала тёща,- я сейчас умру. Не останавливайся миленький, еще,еще, мой родненький, давай сильней, ещеееееееееее.... оооох... нееееее могуууууууу.- Я всунул два пальца ей в пизду, и стал трахать её ими. Они моментально стали мокрыми и скользкими от тёщиных выделений, и я не прекращая ласкать её киску языком, вставил пальцы поочерёдно в Катину попу, и стал двигать ними, как будто трахая. Стоны усилились и перешли уже в крики. Хорошо что квартира в элитном доме, с отличной звукоизоляцией, а так бы переполошили бы весь народ в округе. Катя была уже, как говорят, на подходе, и её тело сотрясалось в экстазе. Оргазм накрывал мою любимую тёщу жаркой волной, и чувствуя это, я широко открыв рот, сильно всосал всю её пещерку себе в рот, продолжая лизать её языком. И вот свершилось! Сильный оргазм потряс тёщу, и громкий крик вырвался у неё изо рта. Мне пришлось, не выпуская пизду, и не вынимая пальцы из тугой дырочки, прижать тёщу другой рукой за живот к кровати. Струя вкусного нектара брызгнула мне в рот, и я с радостью проглотил её, стараясь высосать как можно больше. Когда извержение утихло я начисто вылизал Катину щель, и освободив её задок от своих пальчиков, отвалился от тёщи. Катя была настолько обессилена, что её руки упали на кровать, а ноги, скользнув по моим бокам, упали на пол. Я тоже был мокрый от пота, и чувствовал себя как выжатый лимон. Этот оральный марафон и меня лишил сил, хотя член стоял как железная башня, что где то в Индии, и требовал облегчения. Катя тяжело дышала, приходя в себя. Я перебрался на кровать и лёг на боку так, что мой пах располагался напротив её головы. Повернув рукой её голову лицом к члену, я прижал его к губам тёщи. Катя открыла глаза и увидев упёртую в её рот толстую мою шишку, улыбнулась и приоткрыла ротик. Я подался вперёд и пухлые губки сооблазнительного ротика плотно обхватили мой ствол. Мы замерли, отдыхая. Так прошло несколько минут, наше учащённое дыхание возвращалось на круги своя. В тела, охваченные негой возвращались силы. Я нежно гладил Катю по голове. - Спасибо, родная моя. Это было нечто.- Сказал я. - Надеюсь я смог тебе угодить.- Ответа я не ждал, так как рот Кати был занят моим хуем, но она протянув руку умудрилась погладить меня по спине и заду, показывая что меня она услыхала. Полежав так ещё пару минут, мы легли на кровати уже как положено, только я лежал рядом на боку. Я положил тёщину голову себе на изгиб локтя и впился в её губы поцелуем, а второй стал мять и ласкать упругие груди, и соски на них. Катя сразу же завладела моим членом и стала легонько подрачивать его. Я переместил голову на её грудь, и сильно обхватив губами торчащий напряжённый сосок, стал ласкать его языком, одновременно посасывая. Тёща учащённо задышала, и свободной рукой стала давить мне на затылок, теснее прижимая мою голову к своей груди. Отпустив её грудь я переместил руку на упругий лобок Кати. Она с готовностью раздвинула ножки и моя рука скользнула ей в промежность. Киска текла, и я стал легонько поглаживать её половые губки,стараясь обратным ходом помять клитор. Катя видно уже завелась, так как потянула меня на себя. Я тоже страстно желал погрузить своего дружка в её тугую киску, и стал умащиваться между её прекрасных ног. Катя ещё шире раздвинула ноги, согнув их в коленях, а я встал над ней на вытянутые руки. Так я мог видеть как мой инструмент будет двигаться в пещерке, да и это прекрасное тело будет в поле моего обзора. Катя приставила головку члена ко входу в свою щель и я начал опускать свой таз. Головка стала погружаться в мокрую щель и набухшие и упругие влагалищные губки плотно обхватили горячую мякоть головки. Стенки влагалища упруго раздвигались, пропуская член в горячую глубину. Охватившее нас наслаждение нарастало по мере погружения и вскоре наши лобки соприкоснулись, знаменуя полное погружение. Я стал совершать фрикции, всё наращивая темп. Катя со стонами стала мне подмахивать, что позволяло мне входить в её пизду до конца. Это надо не только видеть, но и ощущать дорогие читатели. Прекрасная женщина лежит подо мной, постанывая и подмахивая широким тазом. Красивое лицо сведено гримасой наслаждения, длинные чёрные волосы разметались по подушке, а широко раскрытые глаза не отводят взора от моих. Мой поршень всё ускорял погружения, накачивая и поднимая нас всё ближе вершине наслаждения. Соки так обильно выделялись из нас, что скоро стали слышны хлюпающие звуки. Я чувствовал как упругие стенки влагалища расслаблялись, когда хуй погружался в глубину, и плотно сжимали его когда он двигался на выход. Восторг от сношения усиливался, приближая оргазм, и я старался изо всех сил, вбивая кол в Катю на весь мах. А она усердно мне помогала своим тазом. Но мне хотелось доставить тёще не бывалое наслаждение. Я остановился, и помогая себе то одной рукой то другой, забросил Катюшины ноги себе на плечи. Так я мог всунуть ещё глубже в горячую тёщину глубину, что и сотворил. Но очень медленно. Всё так же нависая над Катей на вытянутых руках, я придавил задом и стал медленно погружать свой член в горячую теснину её лона. Когда головка упёрлась в матку, Катя вскрикнула, и я замер. Медленно я стал двигать членом вправо, влево и вверх, вниз. Нащупав раздувшейся головкой вход в матку, я опять замер. Затем я наклонился ещё ближе к тёще, сложив её в позу эмбриона. - Димочка, ты мне скоро до сердца достанешь.- Прошептала тёща. - Сейчас, моя родная, тебе станет ещё лучше.- Ответил я, и резко двинул членом вперёд. Раздвинув маточный вход мой член вошел в матку. Катя вскрикнула от неожиданности, а я опять начал фрикции, погружая головку в самую глубину матки. Через несколько качков Катю накрыл сильнейший оргазм. Её сильно затрясло, а пизда наполнилась соком. Через несколько секунд, и я стал кончать в самую глубину её матки. Руки мои подкосились и я рухнул всем весом на Катю. Ноги её разошлись ещё шире и легли мне на локтевые сгибы. Она замерла, лишившись чувств, от избытка ощущений, а меня продолжал сотрясать оргазм. Казалось что поток семени никогда не закончится. Я уже чувствовал как наши соки ,орошая мне лобок и яйца, стекают по междупопию тёщи, по её тугой дырочке, и дальше на постель. Когда семяизвержение завершилось, я откатился от Кати, и осторожно опустил её ноги на кровать. Она находилась в отключке, я тоже чувствовал себя так как будто разгрузил десяток вагонов. Я лежал рядом с этой восхитительной женщиной и завидовал сам себе. Я пылко благодарил Бога, и умолял Его не лишать меня вновь обретённого счастья. Вот так , дорогие читатели и началась наша с Катей, новая жизнь. Мне за 30. Ей под 40. Но я был уверен что у нас всё будет ОК! Пошли своим чередом дни наполненные новым смыслом жизни, работой, по которой я, честно говоря, соскучился. Да и сильный стимул не давал расслабиться. И звался сей стимул ЛЮБОВЬ. Катенька, как я её теперь величал, тоже не сидела без дела. И работа, и домашние хлопоты, а ещё и квартира своя. И везде надо успеть. На моё предложение, нанять домработницу, ответила категорическим отказом. - Да ты что, Дима, да не уж то я безрукая. Сама со всем справлюсь.- И это всё говорится помолодевшим голоском, и глазёнки у неё заблестели, и вся такая стала порывистая. Так и бьёт энергия через край. Да и я вокруг неё, ну прям петушком вытанцовую. Так и норовлю угодить, помочь, исполнить любой каприз, любое желание моей любимой. За ночи уж и говорить не буду. Только на потолке не пробовали. Никаких ограничений и табу. Любую фантазию; В ЖИЗНЬ. А о них поведаю вам дорогие читатели чуть дальше.

1 2 3 4 5
16318 bogoshavetz@mail.ua

Любовница для любимого мужа

В последнее время жена стала часто болеть и ещё часто оставалась работать в ночные смены, так что секс для меня стал проблемой, а так как я её люблю, то огорчать её изменой с другими я не хотел. И я, в тайне от неё, смотрел порно и дрочил, но это мало помогало. Ведь с женщиной намного приятней. А онанизм – это так чтобы яйца не болели. Она видела мои мучения и иногда во время секса говорила, чтобы мне найти другую женщину , для траха. И я как бы в шутку соглашался, но на этом всё и кончалось. - «Ты не хочешь сходить в гости к Кате Котиковой? – как-то спросила она – она нас приглашала и кстати у неё выключатель барахлит, так чтобы ты посмотрел.» Катя беленькая , стройная незамужняя, симпатичная женщина 30-ти лет с одним внешним недостатком, большим острым носом - как у Буратино. Она была дальней родственницей жены. В субботу жена спросила : -« Ну что, пойдём к Кате?» - «Да, пошли» - ответил я. - «Кстати , иди, обмойся, а то от тебя потом воняет». - «Странно, вчера вроде купался» - подумал я, но спорить не стал и пошёл в ванную. Света (так зовут мою жену) принесла мне чистое бельё. -« Привет!» - сказала Света. - «Привет!» - ответила Катя, когда мы вошли в её квартиру. - «Здравствуйте!» - ответил и я. Мы прошли в комнату, меня усадили в кресло а сами скрылись где-то на кухне, загадочно улыбаясь. Через некоторое время они появились, неся в руках бутылку красного вина, бокалы и закуску. Быстренько накрыв на стол, мы выпили. Катя встала и включила тихую музыку. Поднялась и Света и переглянувшись с подругой они опять исчезли на кухне. Минуты через две появилась жена и целуя в щёчку, сказала: - «А ты Кате нравишься. Хочешь её трахать?» - «Хочу!» - быстро ответил я ,но подумав добавил – А ты не обидишься? Не заревнуешь? - «Нет. Я сама этого хочу. А потом, я не хочу чтобы ты мучился и дрочил». Света наклонилась и поцеловала меня в губы. - «Я тебя люблю!» - сказала она. - «Я тебя тоже очень люблю» - ответил я. - «Вот поэтому я и нашла для тебя Катюшку. Она тебе нравится?» - «Да – ответил я – но ты больше». - «Дурачёк» - жена легонько щёлкнула меня по носу и чмокнула в губы. Вошла Катя, Света улыбнулась ей и слегка кивнула головой. - За нас, любимых» - сказала Катя, наливая рюмки. - А теперь, может, вы потанцуете?» - сказала жена – а я посижу, посмотрю. Мы стали танцевать, но очень скоро наши губы слились в поцелуе, а моя рука сжала её ягодицы. Мой член от двухнедельного воздержания и от новых ощущений встал колом. Что, наверное, и почувствовала Катя, так как одну руку она просунула между нашими телами к члену и стала его сжимать сквозь брюки. Я снял с неё футболку и лифчик, освободив её большие груди с торчащими сосками. Взасос по очереди поцеловал эти красивые сосочки. Катя стянула и с меня футболку и, встав на колени, стянула брюки вместе с трусами, освободив мой стоячий член. Схватив его губами, она начала с жадностью его сосать. От этих новых ощущений я совсем забыл про жену и, тем более что она рядом. Вспомнив, я посмотрел на неё и опешил. Света сидела в кресле абсолютно голой, раздвинув ноги, она одной рукой мяла свои сиськи, а другой теребила клитор и трахала себя пальцами. Она умилённо смотрела на нас и мастурбировала, От этого зрелища я чуть не кончил Кате в рот, но сдержавшись, поднял Катюшу и положил на диван. Сняв с неё последнюю одежду, я прильнул к её гладко выбритой и возбуждённой киске. Вкус был немного другой, чем у жены, ноне менее возбуждающий. Я старался как мог и вскоре моя любовница, застонав, выгнулась и сжала мою голову, кончая. Я с удовольствием вылизал нектар, вытекающий из её дырочки. - «Аааааааааааааааа!» - раздалось в комнате. Я взглянул на жену, она с блаженным видом сидела в кресле засунув руку себе в писю и сжав её ногами, а другой, сжимая свою грудь, билась в оргазме. Мои девочки кончили, а вот мой возбуждённый и окаменевший член требовал разрядки. Уложив Катю поудобней на диван, лёг на неё и вошёл в её лоно. Она застонала и, притянув мою голову к себе начала целовать и играть своим язычком в моём рту. Я с удовольствием трахал её, погружая свой член в её влагалище по самые яйца. Она стонала и корчилась, потом закричав, прогнулась и с силой сжала мой зад ногами, кончая. Её оргазм передался и мне, и я, вгоняя в неё член по самые яйца начал сливаться в её влагалище. -«Ну что разлёгся! Вставай! А то раздавишь!» - сказала жена, приводя нас с моей любовницей в чувство. Я слез с Кати. А Света, встав на колени и стянув Катины ноги с дивана, начала слизывать вытекающую сперму с её влагалища. Затем стала ласкать языком клитор и пальцем Катину дырочку. Облизав пальцы, жена раздвинула ягодицы своей любовницы и засунула один палец в её попку, немного разработав дырочку, она ещё раз послюнявив пальцы, сунула два пальчика в её попку. От этих Светиных ласк Катя снова застонала, получая удовольствие. А мой член от этого удивительного зрелища вновь встал на дыбы и я, пристроившись сзади жены, вогнал его в её киску. Жена застонала и начала двигать задом в такт моим фрикциям, при этом, не забывая трахать Катю пальцами (уже тремя) в попку и языком ласкать её клитор. Волна оргазма налетела на нас как девятый вал, одновременно и мощно. Катя, вцепившись руками в диван и зажав ногами голову Светы. Жена, зажатая со всех сторон, билась в сладострастных конвульсиях. А я, изливаясь в лоно любимой, всаживал свой кол по самые яйца. Отдохнув, мы ещё часа два ласкали друг друга, при этом девчонки ещё раза по два кончили. Прощаясь возле двери, Катя вспомнила, что выключатель я так и не посмотрел. - «Ничего – сказала Жена – завтра я в ночь, так что завтра ночью он тебе его обязательно починит. Мы рассмеялись. Благодаря моей жене у меня есть любовница и теперь не нужно больше дрочить самому. А у Кати стал регулярным секс с постоянным партнёром, ведь она всё- таки хоть и дальняя, но родственница ей. И теперь засыпая рядом с женой, я всегда шепчу ей на ушко: - «Светик! Солнышко! Я тебя очень, очень люблю!

1 2 3 4 5
23107 13ser
Вверх