"Фаина"

Все разделы
Admin
2012-10-02 00:00:17
Рейтинг 1 2 3 4 5 (15) Спасибо за вашу оценку Вы уже оценивали этот рассказ
15206
Фаина, держа ремень большой сумки через плечо, вышла из здания аэ-ропорта и стала оглядываться, решая, что же ей теперь делать. Сняла с плеча ношу, поставила на тротуар. Открыла маленькую круглую сумочку, вынула пачку сигарет, не спеша закурила. Торопиться некуда.
Хорошо одетый мужчина лет сорока, импозантной внешности, вылез из только что остановившейся неподалеку от Фаины машины, обошел автомобиль и открыл дверцу, подавая руку некрасивой, начинающей седеть женщине в мешковатом зеленом костюме и в больших старомодных очках. Они поцеловались на прощанье, она что-то сказала, он поцеловал ей нежно руку. Она направилась к стеклянным дверям аэропорта, мужчина послал ей воздушный поцелуй и вернулся к автомобилю.
Фаина усмехнулась при виде этой трогательной сцены.
Женщина повернулась и тоже послала ему воздушный поцелуй. Он с любовью помахал ей рукой и сел в автомобиль, предварительно убедив-шись, что она скрылась в здании аэропорта. Фаина равнодушно повер-нулась в другую сторону.
Автомобиль с импозантным мужчиной остановился возле нее.
-- Привет, -- сказал мужчина, опустив стекло. -- Могу ли я что-нибудь для вас сделать? -- опытно улыбнулся он.
-- Нет, спасибо, -- ответила Фаина.
-- Вы местная? -- поинтересовался он.
-- Нет, китаянка, -- съязвила Фаина.
Он рассмеялся.
-- Насколько я понимаю, вы ждете автобус? -- не унимался он.
-- Совсем нет, -- заявила Фаина и потянулась на носках, якобы высмат-ривая нет ли автобуса на подходе.
-- Я сейчас возвращаюсь в город... -- начал он.
Фаина сделала вид, что заинтересовалась и шагнула к автомобилю.
-- А куда именно? -- спросила она.
-- Куда вы скажете, -- последовал немедленный ответ. -- Надеюсь, вы видели Донецк и пригороды...
-- Их все видели, -- оборвала она. -- Невероятно скучно.
-- Тогда, может быть, поедем ко мне? Мы с вами выпьем!
Фаина улыбнулась и бросила сигарету.
-- Это прекрасно, -- сказала она и нагнулась за сумкой.
Фаина ни на секунду не обольщалась насчет сего достойного мужчины -- от нее ему требовалась отнюдь не беседа на отвлеченные темы.
Выпрямившись, она заметила, что из здания аэропорта выбежала женщина в зеленом костюме, которую только что проводил мужчина. Но сообщать неверному супругу об этом немаловажном факте она не стала, села в автомобиль и улыбнулась соблазнителю радушно. И еще раз обернулась -- женщина тоже заметила, что Фаина села в автомобиль ее мужа и от удивления открыла рот. Вид у нее был чрезвычайно глупый -- отметила Фаина и захлопнула дверцу автомобиля.
-- У меня сегодня случайно выпал свободный день, -- продолжил пар-тию элегантного соблазнителя мужчина и тронул автомобиль с места. -- Так уж получилось, что я только что проводил своего шефа в Киев...
-- Как удачно, -- улыбнулась Фаина и вновь обернулась.
Женщина бежала за автомобилем. но мужчина не смотрел назад, он радовался удачно пойманной золотой рыбке, понимая, что еще надо по-стараться, чтобы она не сорвалась с пока еще ненадежного крючка.
Машина вывернула на дорогу, ведущую на главное шоссе. В зеркаль-це заднего обзора Фаина видела, как потерявшая надежду остановить автомобиль супруга обманутая жена, видно опоздавшая на самолет, су-матошно пытается поймать такси. Фаина довольно откинулась на мягком сиденье и улыбнулась мужчине.
Он вел автомобиль умело и уверенно -- почти на предельных скоро-стях. До его особняка в "Долине Бедных" на противоположной от аэро-порта стороне Донецка было довольно далеко, и соблазнитель опасался, что чем дольше путь, тем больше шансов, что жертва передумает и попросит высадить ее где-нибудь. "Хотя почему "жертва"?" -- поразился он ходу собственных мыслей. У него наверняка достанет такта и умения, чтоб она не ушла обиженной.
Так удачно начавшееся приключение в первый же час долгожданной свободы привели его в великолепное состояние духа. Он еще раз бросил восторженный взгляд на сидящую рядом девушку и, от переполнявших его чувств, несколько фальшиво замычал фривольный мотивчик. Перехватив боковым зрением ее удивленный взгляд, он смутился и замолчал. Решил загладить свою промашку, спросил:
-- Вы любите музыку? У меня дома большая коллекция дисков -- на все вкусы.
-- Мы едем слушать музыку? -- деланно изумилась она. И добавила без малейшего стеснения: -- А я-то думала, что мы будем заниматься любо-вью.
Он сглотнул накативший ком, смутился окончательно и пробормотал:
-- Да... Конечно... Это я так...
"Она что, с луны свалилась такая? -- подумал он с некоторым раздраже-нием и вновь на мгновение оторвался от дороги, чтобы еще раз оценить ее внешность. Она завлекающим жестом расстегнула молнию на красной куртке и, полуобернувшись к нему, чуть подалась, выпятив стянутые тонкой футболкой холмы возбуждающей груди. Он чуть не застонал от предвкушения. -- Впрочем, мне с ней в церковь не ходить, а тело у нее, как у Афродиты!" -- решил он и ловко вписался в поворот, обогнав медлительный грузовик.
Наконец автомобиль подкатил к его тихой зеленой улочке. Автомобиль нырнул в нее, миновал несколько роскошных особняков и остановился около высоких чугунных ворот. Мужчина вышел, чтобы открыть их. Фаина осмотрелась. По обеим сторонам улицы тянулись высокие за-боры из солидного, чуть сероватого камня. Метров через семь от ворот улица делала резкий поворот, и что там было впереди оставалось загадкой. Она посмотрела на чугунного литья ворота. Аккуратно выложенная плиткой аллейка за воротами тоже сворачивала в отдалении и плотная стена зелени по обе стороны скрывала от нескромных взглядов дом. Девушка скучая достала сигарету и закурила. Вряд ли сегодняшний день добавит ей новых ощущений, но не попробовав не узнаешь. К тому же интересно поглядеть его реакцию на каверзный вопросик, что она приготовила ему на десерт.
Он сел в кабину, проехал ворота, хотел снова вылезти и закрыть их, но девушка подарила ему такую улыбку, что мужчина не выдержал и с силой нажал на педаль газа. Он услужливо открыл дверь и протянул ру-ку, стараясь поразить галантными манерами. Фаина вздохнула и взялась за ручки сумки. Он тут же подхватил сумку и сделал приглашающий жест рукой, улыбаясь горделиво:
-- Вот моя скромная обитель.
Фаина присвистнула якобы показывая свое восхищение. Собственно, ему есть чем гордиться, но ей было наплевать, как на дом, так и на его гордость. Перед красивым двухэтажным особняком располага-лась большая площадка, на нее вели четыре широких ступеньки. Посре-ди площадки красовался летний круглый стол и два легких плетеных кресла. Фаина подошла к одному из них и села.
-- Жарко, -- заявила она. -- Посидим здесь.
Он растерялся.
-- А ты не хочешь посмотреть мои апартаменты? -- спросил он.
-- Нет, -- посмотрела она на него чистыми глазами. -- Принесешь что-нибудь выпить?
-- Да, да, конечно, -- пролепетал он и поставил ее сумку рядом с крес-лом. -- Я быстро.
Он торопливо прошел в дом, сбросил пиджак и, пританцовывая, приго-товил два коктейля. Ей он налил джина побольше -- на всякий случай.
-- Я сейчас подойду, -- крикнул он в сторону дверей, кладя в коктейли лед. Поставил бокалы на серебряный поднос, подошел к зеркалу и при-дирчиво осмотрел себя. Пригладил волосы и расправил выпятившуюся на начинающем расти брюшке, рубашку. Расстегнул воротничок, снял галстук. Довольно улыбаясь, держа в руках словно заправский официант поднос с высокими бокалами, он вышел в сад. И остановился на пороге удивленный. Кресло стояло спиной к дому, он видел лишь ее темные каштановые волосы над плетеной белой спинкой. Но рядом с креслом, на огромной коричневой сумке, лежала вся одежда девушки -- горку тряпок венчала ее футболка. Он мгновенно вспомнил, что лифчика она не носит, облизнул ставшие неожиданно сухими губы и двинулся к столу.
Фаина лежала, откинувшись в кресле, подставив лучам солнца свое изумительное, ровно загорелое тело, цвета подрумянившегося хлеба. На ней были надеты лишь узкие красные плавки. Увидев его, она улыбнулась. Он протянул ей бокал.
-- А что это такое? -- спросила она, взяв коктейль.
-- Красное -- компот, а остальное -- секрет, -- интригующе ответил он.
-- Секрет? -- улыбнулась она. -- Надеюсь, ничего возбуждающего?
-- Будем здоровы, -- вместо ответа поднял он бокал.
Они чокнулись и пригубили коктейли.
Он сел в кресло рядом, не сводя глаз с ее тела. Она улыбнулась ему и вновь откинула голову на спинку кресла, закрыв глаза.
-- Меня зовут Тимофей Павлович, -- представился он, завязывая свет-скую беседу. --
А тебя?
-- Екатерина, -- не открывая глаз, сказала она. -- Екатерина Трофимова из Артёмовска. -- И добавила игриво: -- Друзья зовут меня просто Кэт, Катя.
-- Катюша, -- пробуя на слух ее имя, повторил он. -- Ты наверно мане-кенщица?
-- С чего ты решил, что я работаю манекенщицей? -- поразилась девуш-ка и повернулась к нему.
-- У тебя такое восхитительное тело, -- сделал он неуклюжий компли-мент. -- И если тебе нужна работа фотомодели в Донецке, то у меня есть контакты и...
-- Как удачно -- равнодушно сказала она.
-- Ну почему же нет? -- обиделся он.
Она посмотрела на него своими черными бездонными глазами. Отметила, как вздулись у него брюки на ширинке.
-- Ты слышишь, как у меня бьется сердце? -- с придыханием произнесла Фаина.
-- Просто как сумасшедшее, попробуй.
Он нерешительно протянул руку к ее груди и робко положил ладонь не-сколько выше левого коричневого овала соска. Она взяла его поросшую черными волосами руку и уверенно опустила вниз, чтобы его пятерня полностью обхватила упругий и в то же время податливый бугор груди.
-- Да, -- подтвердил он, не зная что и сказать. Эта девица не укладыва-лась ни в какие привычные ему схемы. Он не понимал как себя с ней вести.
-- Это оно из-за тебя так бьется, -- томно сказала она.
-- А-а... э-э... -- промямлил он, словно не многоопытный муж, а без-усый девственник. -- Так ты значит возбуждена?
-- Ласкай меня, -- глядя ему в глаза, произнесла она.
Дважды повторять ей не пришлось. Он жадно, даже немного грубо про-вел рукой по ее груди, потом опомнился и уже медленно склонился к животу, погладил пальцами по красным трусикам в треугольничке кото-рых был вышит кораблик с полосатым парусом и желтая морская звезда рядом. Тело его била непроизвольная похотливая дрожь. Он спустился до точеного колена левой ноги, опять поднялся к вожделенному кораб-лику. Она притворно-страстно вздыхала, но он был в состоянии, когда различить фальшь уже не возможно.
-- Поцелуй меня, Тимоша, -- сказала она, тонко поддразнивая его, ибо знала, что произойдет в самом ближайшем будущем. Ей хотелось довести его до состояния крайнего возбуждения. Он не ожидал такого быстрого развития событий и послушно потянулся к ней вытянутыми трубочкой губами.
-- Ты женат? -- неожиданно спросила девушка. Как опытный укротитель она решила чуть натянуть поводок. Он остановился в своем движении к ее губам и задумался.
-- Да, -- наконец ответил он. -- Можно сказать, что женат. Но это... -- он задумался, подыскивая подобающие слова, -- так сказать, услов-ность. -- Сделав чистосердечное признание, он вновь потянулся к ней губами.
-- Это хорошо, -- удовлетворенно констатировала девушка. И задала ему следующий вопрос: -- И ни один из вас не ревнует?
-- Я настоящий плэйбой, -- заявил он горделиво. -- И теперь я свободен, как птица. -- Он настороженно ждал еще вопросов, а тело его тянулось к ней.
-- Хочешь поцеловать меня в животик? -- спросила она.
Он посмотрел на нее и склонился над ее телом, губами лаская загорелую кожу живота и стягивая аккуратно ее красные трусики. Девушка не сопротивлялась, напротив -- чуть приподнялась в кресле, чтобы он беспрепятственно мог выполнить желаемое. И чуть раздвинула ноги, чтобы ему было лучше видно ее интимное естество. Он почувствовал что не может медлить более ни мгновения, оставил ее трусики на щиколотках, рука его потянулась к брюкам, чтобы освободить скорее свое мужское достоинство и вонзить в эту лакомую, манящую плоть. Приближался кульминационный миг -- прекрасный, таинственный и восхитительный. Вершина наслаждения, дарованного природой мужчине и женщине.
-- Она опоздала на самолет, между прочим, -- равнодушно сообщила Фаина и закрыла глаза. Ей стало нестерпимо скучно.
-- Кто? -- не понял мужчина, досадуя, что его в такой момент отвлекают на какие-то незначительные пустяки.
-- Твоя жена, -- улыбнулась девушка, словно речь шла о вчерашнем футбольном матче.
-- Что?! -- вскинулся он, словно на его глазах прекрасный особняк, ко-торым он так гордился, проваливается в тартарары. Что, собственно, было близко к истине, в случае, если она говорит правду.
-- Она опоздала на самолет, -- уверенно повторила Фаина.
-- Опоздала на самолет? -- в ужасе переспросил он. -- Ты что ее видела?
-- Она бежала за нами, -- Фаина постаралась произнести это бесстраст-но, но внутренне наслаждалась пикантной ситуацией.
Он мгновенно потерял свой импозантный самоуверенный вид. Непод-дельный страх перед возможным объяснением с благоверной супругой отразился на его холеном лице с седеющими висками.
-- Боже мой! -- вскочил соблазнитель на ноги. -- Она наверное скоро будет здесь. -- Он нервно стал собирать ее одежду в охапку.
-- Ты же сказал, что свободен как птица, -- напомнила Фаина насмешли-во.
Но неверный муж, оказавшийся перед угрозой скорого разоблачения, был не в состоянии оценить ее тонкий юмор. Он схватил девушку за ру-ку и рывком поднял с кресла.
-- Скорее, скорее! -- торопил он ее, ведя в дом.
"Может, еще обойдется!" -- не очень-то уверенно уповал он на счастли-вый случай. Сейчас он ее спрячет в кабинете, а потом тихо выведет че-рез черный ход. Бесплодная болезненная эрекция заставила его мучи-тельно застонать.
-- Ты же сказал, что вы не ревнуете друг друга, -- обиженно скорчи-ла капризную гримасу Фаина, нехотя повинуясь его настоятельно-му подталкиванию к дверям дома..
-- Она ревнует. Она из меня шашлык сделает, если увидит тебя здесь. Скорее! Они скрылись в доме.
Вовремя, так как он услышал вдалеке пронзительный голос ревнивой жены:
-- Тимоша! -- Она бежала по аллее, держа руку на вздымающейся от волнения груди. -- Тимоша!
Он подтолкнул Фаину к лестнице, ведущей на второй этаж, в его каби-нет:
-- Подожди меня в кабинете. Я потом все объясню. Только не выходи от-туда, христом господом заклинаю! -- Взмолился он и сунул ей смятую в спешке одежду и тяжелую сумку. Кроссовки Фаины с грохотом упали на пол, он в сердцах чертыхнулся, но понадеялся, что она сама справится и поспешно выскочил из дома. Он наивно полагал, что девушка вряд ли захочет попадаться на глаза женщине, с супругом которой столь безза-стенчиво флиртовала.
На круглом столе красовались два бокала с коктейлями безжалостно выдавая его. Он схватил со стола один из двух стаканов и торопливо спрятал под кресло вопиющую улику.
Из-за поворота аллеи показалась запыхавшаяся супруга. Он выпрямил-ся, сделал радушное лицо любящего супруга и воздел к ней навстречу руки.
-- Тимоша! -- вновь воскликнула она и остановилась, переводя дыхание.
-- Дорогая, -- сделал он удивленное лицо. -- Почему ты не улетела?
-- Отложили рейс на четыре часа -- Борисполь не принимает, -- объяс-нила супруга и тут же перешла в лобовую атаку: -- Что за девица встре-чалась с тобой в аэропорту? Где она?! -- от злости женщина сжала кула-ки и походила на разъяренную фурию.
-- Какая девица встречалась со мной в аэропорту? -- сыграл оскорблен-ную невинность супруг. -- О чем ты говоришь, дорогая?
-- Ах о чем? -- возмутилась его жена. -- О той вертихвостке, что села в нашу машину. И не отнекивайся -- я видела собственными глазами! Где она?
-- Ах ты, о той девушке! -- очень правдоподобно хлопнул он себя по лбу. -- Ну, подвез...
-- Где она?!
-- Да откуда я знаю! Вылезла на Университетской, -- без зазрения совести солгал он.
Солгал убедительно. Либо ей очень хотелось поверить в правдивость его слов. Но холодная рука ревности стала отпускать закравшееся со-мнение в его супружеской верности.
-- Ты ее просто подвозил, Тимоша? -- примирительно сказала она, под-ходя к
мужу и взяв его за руку.
-- Конечно, Любочка -- ответил он, внешне оставаясь спокойным, но сердце его стучало по ребрам, как попавший в смертельную западню дикий зверь. Чтобы скрыть это от супруги он сам перешел в наступление: -- А ты засомневалась во мне, дорогая? Да разве я подавал когда-либо повод для этого?
Она почувствовала себя виноватой и смутилась. Мчалась на такси через весь город, представляла картины одна срамнее другой, а он благопри-стойно вернулся домой, один и, наверное, беспокоился, как она себя чувствует в воздухе. А эта девица -- всего лишь случайная попутчи-ца. Она хотела сказать мужу что-нибудь приятное, чтобы загладить свое оскорбительное, беспочвенное обвинение, но в этот момент из дверей дома вышла Фаина. В одних плавках и черных очках.
В руке Фаина держала свою огромную сумку, меж ручек которой были аккуратно сложены джинсы, футболка и куртка, другой рукой закинула за спину кроссовки, держа их за шнурки. Ее обнаженные груди расска-зали обманутой женщине всю глубину нравственного падения ее мужа яснее любых слов.
Супруга вырвала руку из ладони мужа и отпрянула. Лишь невнятное мычание сорвалось с ярко и безвкусно накрашенных губ -- дар речи по-кинул ее. Ему тоже было нечего сказать -- более дурацкого положения он даже представить себе не мог. Ему оставалось одно -- достойно про-падать. Мурашки ужаса заставили спину выгнуться, на лбу выступил хо-лодный пот.
Проходя мимо изумленной супружеской пары, Фаина мило улыбну-лась неудачливому ловеласу:
-- Пока, плэйбой!
Они оба онемело смотрели на ее обнаженную спину и едва прикрытые узкими плавками такие соблазнительные ягодицы. Мужчина непроиз-вольно облизнул губы -- даже в преддверии семейного скандала он не мог не оценить их по достоинству. А ведь обладание ими было так близ-ко! Чертова погода в Борисполе, чертов аэрофлот, чертова девица -- знала и молчала! Ну попадись она ему еще раз -- завалит на спину без всяких предварительных разговоров!
Фаина, не оглядываясь, скрылась за поворотом аллеи, не спеша вышла к открытым воротам на улице и остановилась, чтобы одеться. Из глубины аллеи донесся оглушительный взрыв гневных тирад обманутой жены. Девушка довольно улыбнулась.
Фаина стала натягивать джинсы и вдруг в дальнем конце улицы пока-залась машина с привычной надписью сверху.
"Очень кстати", -- подумала Фаина и застегнула пуговку джинсов, чтоб не сваливались.
-- Такси! -- закричала она и подняла руку. Тугая грудь ее вздернулась к безоблачному небу.
Водитель высунулся в открытое окно кабины окно и, увидев коричневые овалы ее сосков, забыл обо всем остальном. То есть, что он сидит за рулем, а дорога делает поворот. Как результат -- врезался в высокий каменный забор. Хорошо, что хоть скорость невелика была.
Фаина поняла, что на этом такси она уже никуда не уедет и надела фут-болку. Таксист выскочил из кабины и первым делом посмотрел в каком состоянии мотор. Капот автомобиля был перекорежен, вокруг валялись осколки вдребезги вышибленных фар. Из-под смятого железа поднялась вверх невесомая струйка пара.
Водитель непристойно выругался, не обращая теперь никакого внима-ния на соблазнительную невольную виновницу аварии и расстроенно махнул рукой. Кроме себя самого осуждать некого, вот что обидно!
Наконец он сердито повернулся к незнакомке, чтобы высказать ей все-таки свое праведное негодование по поводу ее непристойного поведе-ния. Но она уже оделас и таксист увидел лишь затянутый в джинсы плотный зад удаляющейся по улице девушки.
-- Шлюха проклятая! -- бросил он ей вслед несправедливое оскорбле-ние, облегчив таким образом душу, хоть немного.
Но Фаина его не услышала...


Спасибо нашему автору alexolor@list.ru

Сюжет из к/ф "Греческая смоковница" ....

Ещё рассказы

Входящий видео звонок

Пользователь звонит вам.
Вверх